Меню

Фейковая «прокуратура АРК» решила потявкать на «вежливых людей»

eaf1e6bb62fa5d4c3a2e59f270ccd2a6

 

Фейковая «прокуратура АРК» решила потявкать на «вежливых людей»

26 февраля, когда во всём Крыму вспоминали драматические события пятилетней давности, произошедшие на пятачке вокруг Верховного Совета республики, украинская «правозащита» и липовая «прокуратура АРК» собрались в пресс-центре ИА Интерфакс-Украина, чтобы раскрыть глаза журналистам на якобы творившиеся ужасы во время Крымской весны, связанные со сдачей штабов и частей военнослужащими ВСУ и ВМСУ.

Выступивший первым юрист Украинского хельсинского союза по правам человека Максим Тимочко сообщил о собранных грантоедами «доказательствах относительно использования российскими военными гражданского населения во время захвата объектов на территории Крыма в 2014 году».

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в мир Тесен, Яндекс.Дзен, Telegram, Facebook,  Одноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

«Правозащитник» обвинил «вежливых людей» и российское военно-политическое руководство в использовании «живых щитов», под прикрытием которых российский спецназ якобы захватывал охраняемые военные объекты ВСУ и ВМСУ, из-за чего украинские военные не смогли оказать должного отпора из боязни стрелять в гражданских.

Тимочко пригрозил, что все материалы, подготовленные совместно с «прокуратурой АРК», были направлены в Международный уголовный Суд.

Обвинители сообщили, что, по их данным, «живой щит» составляли четыре категории граждан: крымчане с пророссийскими и проукраинскими взглядами; гражданские лица, целенаправленно завезённые из России для содействия «оккупации» Крыма, представители казачества и крымского ополчения. По ходу пьесы выяснилось, что в «живом щите» была и пятая категория – приехавшая поддержать Крымскую весну группа сербских добровольцев.

Всего, «по данным следствия», с помощью «живых щитов» было захвачено не менее 10 военных объектов.

Выступивший вслед за «правозащитником» зам. «прокурора АРК» Поночовный веско заметил, что «подобные действия можно квалифицировать как отдельный вид военных преступлений согласно статье 8 Римского статута МУС». И сурово напомнил, что запрет использовать «живые щиты» также закреплен в ст. 28 Четвертой Женевской конвенции, ст. 51 дополнительного протокола к Женевской конвенции и нормы 97 международного гуманитарного права.

Своё «расследование» фальсификаторы мотивировали заботой о крымчанах, среди которых находились якобы не только пророссийские активисты, но и «согнанные угрозами и шантажом».

«В такой ситуации