Меню

Александр Роджерс: Порошенко решил наступать

b3deb37da70cf59be8db39fffbd7365b

Пётр Порошенко решил, что Украина должна вести наступательную информационную политику. Политический обозреватель Александр Роджерс комментирует заявление

Президент Украины Пётр Порошенко решил, что его страна должна вести наступательную информационную политику.

«Чрезвычайно важным является и реализация наступательной информационной политики нашего государства», — объявил Порошенко во вторник в ходе военных сборов.

Давайте сделаем ретроспективу заявлений и действий высших украинских чиновников и политиков, чтобы представить, какой может быть наступательная информационная Политика в исполнении Украины.

На конференции по безопасности в Мюнхене Порошенко провозгласил последние пять лет украинской истории – «историей успеха», поскольку Украина сумела провести «самые глубокие реформы в истории страны». Вероятно, глубина этих реформ соответствует глубине падения украинской экономики за последнее время, а также падения доходов рядовых граждан, падения производства и международного имиджа страны. Но первый принцип украинской информационной политики велит чёрное называть белым, а белое чёрным, поэтому это не «падение», а «глубокие реформы».

Кстати, о каких реформах может идти речь, если страна, со слов того же Порошенко, находится в состоянии войны? Война и реформы – вещи несовместимые.

Но второй принцип украинской информационной политики провозглашает тотальную ложь, даже там, где в ней нет ни малейшей необходимости.

например, не так давно на мероприятии, чествующем «небесную сотню» Евромайдана Пётр Алексеевич врал, как лично выносил тела раненых к Дому офицеров. Ему, конечно, тут же припомнили видеохроники майдана, на которых он зафиксирован вечно пьяным, припомнили, как он даже теряющего сознание военнослужащего не поддержал на церемонии собственной инаугурации – побрезговал, чего уж говорить про раненых активистов майдана?

Кроме лжи украинской информационной повестке нечего предложить – правда слишком ужасна.

Третий принцип украинской информационной политики – оголтелая русофобия. Само собой, было бы странно ожидать иного после победы Евромайдана. Однако строить на этой парадигме всю внешнюю политику кажется весьма недальновидным. Так украинское министерство иностранных дел уже смело можно переименовывать в министерство русофобии. А Павла Климкина, возглавляющего эту структуру, назвать министром русофобии. И это только на основании его бесконечных нападок на Россию и желании все проблемы объяснить тем, что у них очень коварный восточный сосед. То и дело министр печётся о том, чтобы ЕС и США вводили и поддерживали санкции против России, то и дело напоминает о «российской агрессии», которой нет в реальности.

«Мы надеемся удивить Россию в Азовском море», — недавно заявил Климкин в контексте Керченского инцидента, чем и правда вызвал удивление. В то время как любое самостоятельное